#1 2012-05-29 09:56:27

иг28
Member
Зарегистрирован: 2011-08-31
Сообщений: 155

Всякая всячина

Хотел  продолжить  историю  с  часами,  но  получилось  .. о  службе,   работе   да  в  конечном  счёте  о  человеке.  пусть  заурядном,   но  открытом  и   дружелюбном,  так  нелепо  окончивший  свой  век.


Алексей Решетов

"Друг работал в кочегарке,
В ней и жил, и умер в ней.                                                                                 
Для таких, как он, у Парки
Нету ниток подлинней"

     Сначала     меня    поселили    с    парнем    из    деревни    под    Щербинкой,    третья    остановка     на     злектричке    от    Кр.Строителя,     (после     дембеля    был     у    него  ),      и    тут   же,    через     месячишко    к    нему     приехала    жена,    им     дали отдельную  комнату    и    мы  остались   вдвоем  с    Махно ;    такую   кличку     прилепили   Анатолию      Коричкину   из    Люберец.        Это   было    голодное    время,     зарабатывали    мы     поначалу     мало,    и   тогда     Анатолий     меня      здорово     выручил.      Парень      он    был   пробивной,   жуликоватый,   не   то   что   я,      тюха-матюха,    умудрился     где-то    стащить   пару    мешков   картошки.   Была   плитка,  кастрюля….  и   мы      так    перекантовались     до    лета,    а    потом    меня    перевели    в   другое    общежитие,    там   же,   на    4ой    Бастионной,  и     моими    соседями      стали     Андрей    Сидоров   и    Виктор    Жагин,….уже      до    окончания     службы.       Так   мы    разошлись   с    «батькой    Махно»,    и     после,    уже    на    Красном,   не    единожды    ловил    себя    на   мысли   съездить    в    Люберцы,    разузнать,   как    сложилась    его    судьба,   но,    увы,   не   довелось
И  на   новом    месте     мы,   втроем,    прожили    два   с    хвостиком  года,   и  не    ругались,    если    не    считать    пару   случаев   с   Виктором,   но    это   не  в  счет.     И    ведь   питались    вместе,     квасили    вместе,    был   общий  стол,…     удивительно.    Хотя,    когда   мы    могли    друг   другу     надоесть,     если     виделись   только    по    выходным.                А    в       будни  приходили    уставшие,   да    пока     в   душе    помоешься     и      сварганишь     на    плитке    что-нибудь    поесть,   пора   и   на    боковую,  да    и   нас    с      Виктором     часто   посылали    в   командировки.     И    главное,     собрались    по    воле     случая      ребятишки   вроде   бы    не   скандальные.     Андрей ,    кряжистый,    сильный    калужанин,     весьма    похожий    на   молодого  Любимова    из     «Взгляда»,    а    Витя,     тихий,   спокойный,    но   до   поры   до     времени,    пока     не     выпьет,       и    мы,   зная     эту    слабость,   держали    его    в    рамках,    но    иногда,    бывало      нам   с Андреем   надоедало  за  ним  присматривать,    он    уходил    искать   приключений   и    выходило    это    ему    боком.    То  придёт  с    исцарапанным   лицом,  весь  в  грязи ,  а    пару    раз  и  с   фингалом.
                                                                                                                                                                                                                И  ещё  ему повезло,  что  не  напоролся  ни  разу  на  морячков.  Когда  эскадра   приходила  в  порт  и  им  давали  увольнительную ,  то  лучше  на  Исторический  бульвар,  что  рядом  с  нами  не  соваться.  Там  на   аллеях  знакомились,  вечерами  гремела  танцплощадка  …. и  начинался  блядоход.     Голодные матросы,  готовые    броситься  на  любую,  будь  она  крива-горбата,   при  любой  зацепке,  вымещали  свою  накопившуюся  за  время  походов  энергию  и  злость  на  гражданских..  Чуть  что,  скидывали  ремни  и  скопом  накидывались …и  бляхами,  начищенными  до  блеска  зубным  порошком,   могли  и     изувечить.  Не  хватало   женщин   в  Севастополе  в  то  время;  и   дело  даже  не  в  том,  что  почти  все  из  них   были    разобраны   или  замужем.   Город  закрытый,  без  пропусков  не  пускали   да  и  не  было  никаких  учебных  заведении.   Нам ,  на  колёсах  было  полегче,  посылали   в  командировки,  но  большинство  ребят,   во  всяком  случае,  в  моём  окружении   с  завистью  поглядывали  на  женатиков,  к  которым  приезжали  их  подруги.       

И  наш  Витюня ,  после  таких  походов,   наутро     не    мог    ничего    припомнить,    что    же    он     натворил.       Говорят,      что    это   нередко     бывает    у    алкашей,    и     то  что       он    неисправим,     доказала     его      дальнейшая     судьба.       Помню   случай,     когда     Жагин    после     совместной     выпивки      где-то     добавил      и   «сошел     с    рельсов»     Дело    было     вечером,    бродил     он    в    темноте    и    свалился    в ….овраг,    и     видит,    на    другой    его    стороне      что-то    светится,    и   он    рванул     вперед,     карабкался    на    четвереньках,   а   по    краю    оврага     шел     забор,     и     он     перелез   через    него     и…       .А     это     была    армейская    стоянка,     где   стояли    на    консервации   новенькие      «Форды»  \ и    « Студебеккеры»,   доставшиеся     нам    по   «ленд-лизу».     И        здесь     у    нашего     Виктора    сработал     условный    рефлекс :     он    залезает   в    Студер     и    начинает    его     заводить,    не   замечая     спьяну,      что     машина    на   колодках,    жмет     на   стартер,    а   он   не     фурыкает,      вылезает… и     начинает     громыхать     капотом .       И   он  …дождался…...часовой   поднял    тревогу,  и…тут   же     его    взяли.         Хотели     судить    за   попытку   угона,     но    потом     спустили    это    дело    на     тормозах.    А      узнали   мы   об    этом     из   строгача,     который    ему    влепили,…до   того  молчал,    как    партизан.     После,  при    случае,     «ну  ка    расскажи     Витек,    как    лез    через     забор..  рубаху   то   не    разодрал?»    А    вообще     был    он     парень      смирный,     деревенский,    и     нам     было  с   ним       легко,    и    не   было    у   нас     споров,      или   тем    более    драк,… хотя    припоминаю,     как-то,      наверное,     выпили    больше    обычного,    и    вдруг    он,    ни   с     того    ни    с   сего,    влепил     мне    оплеуху,    и    тут    мы    с    Андреем   накинулись    на    него,      скрутили,    и    уложили     спать.    Наутро     спрашиваю,    «ты    чего   мне    в    ухо   врезал»    а   он    клянется,     «Ты   чего,     врешь,    не   было     этого»   и    по    глазам     видно,    что   ничего    не    помнит,..    но    это   был единичный  случай. с                                                                                                                                                                                                                       А     другой,    Андрей     Сидоров,   этот  себе  на  уме,   спокойный,    крепкий,   «хитрован     калуцкий»,    копил     денежку,   не   то   что     мы     с    Витьком,       тюхи-матюхи.         Бывало,  деньги    у   нас    занимали,      а    отдавать    забывали,    а  напоминать     вроде   бы    неудобно…   свои   ведь    в   доску,   почти   каждый    выходной    вместе    гудим..           А   Андрюха    почти   сразу    же   сел  на    бензовоз,   сделает    пару   рейсов,    работа  не   пыльная,   и   так   он  перекантовался   без  напряга   до  конца   службы                                                                                                                                                                                                    Помню    комнату,    где     мы    обитали     втроем,   м.12-14,    впритык      к   большому     окну    стоят    две    койки,     а    позади —третья,…   справа     умывальник    с    зеркалом  и    небольшой     столик   и   на   нем    наша     палочка—выручалочка--   электроплитка,   да    еще    шкаф   платяной.             Моя    койка     слева    у    окна,     точно.    Чем    же    мы    питались,     пожалуй,    по     всякому.    Обедали   в    столовых,    куда    нас     забрасывала       жизнь    на    колесах,    утром    чай   с    «остатками»,      а    вечером     уже    не    спеша,    капитально,    что-нибудь      согревали,    даже    варили,    чуть    ли   не   с    первого    дня     был     у   нас    общий     стол.     По   дороге   от    гаража,    на    пригорке,   стояла    палатка,    и    там    торговала   очень     милая   женщина,    и    со   временем     мы    вошли       у    неё    в     доверие,  и   видно … она    нас   жалела    и    давала    продукты    до    получки.                       Был   у   нее    кондуит,   в   который     она    записывала    наши     траты   и   мы,    когда   расплачивались,    никогда    ее    не    проверяли,    знали,    что    не   обманет.       Что  же    мы    у    неё   набирали,..   не     шиковали,      нет,    брали  самое    необходимое,…   хлеб    и    консервы,     овощные    и    рыбные,    т.е.   то,   что  можно   сию   минуту    употребить,   и    конечно,     горючее.               Да,    полки      в   этой     палатке    были    забиты    крабами,    печенью    трески   и   прочими    деликатесами,    но  мы    их     игнорировали,    и    брали    что   попроще,    голубцы    или   котлеты    в    томате,    джем    и   кильки,   у    нас    все    пролетало    с    треском,    да    и    дешевле.        Обычно  нам  денег   до    получки    не   хватало,    и   нечего      этому    удивляться,     мы    ведь     часто   квасили,    но,   насколько    я    помню,   норму  соблюдали.


Как    добирался     я     до     Жагина        в      1960г,    и     почему    не     списал       его    точный     адрес,     в    те  годы ,  в  Севастополе     когда мы  жили   втроём в  общаге,  в  одной  комнате   и   он    давал      мне     читать      его     письма,     из    которых       намертво     запомнилось ;  «во     первых      строках     своего     письма     сообщаю,    что    я      жив,    здоров      и      того    же       и    вам     желаю»,     и     всегда   заканчивал   своё   повествование    Витек   чеканной     фразой,   «Жду     ответа,     как     соловей      лета».       И     я,      когда    через        сорок     лет    попал     в     Израиль    и    писал     родным ,   то    изредка,    когда    хотел  сострить,  повторял    эти    бессмертные   строки.                                                                                                                 Но    с    Андреем     мы     переписывались,     и     адрес    его    в     Юхнове,      Калужской      области    я    знал     наизусть,    и     он     приезжал     ко     мне   домой,    и   я,     еще     будучи      холостым,     не   зная,    что     ему     подарить,     снял    с    руки    часы    «Победа»   и     ему     отдал.      А    потом,     как   нередко    это  бывает,    «быт    заел» ;  скоропостижная     женитьба,    рождение    дочери,   неусыпное    внимание   тещи    к   моим     финансам,    нелады    в    семье,    и    было    не    до    того,   постепенно     переписка     с    ним     заглохла,    и   до      сих    пор    не   знаю,   что    с    ним     сталось.                                           А   с    часами     история      довольно     необычная,  были    они    у    меня      еще  из      Севастополя ,  выбор     их   был    тогда    невелик,  женские   «Заря»    да     мужские   «Победа»,  вот,    пожалуй    и    все.     И    были     они    отнюдь     не    дешевые,   за     свои    я    отвалил    по   моему,   весь  аванс,     и      как    сейчас    в     России     охотятся     за    мобильниками,   так     и    тогда   под   угрозой    «пера    в     бок»     их     снимали,    и    потом    продавали     из-под      полы.    Что  бы     понять,    что    тогда     творилось    на    улицах,    надо     вспомнить     «Холодное     лето     1953г»,     когда     орды     бандитов      и      уголовников     заполонили     улицы     городов.                                                               К   этому     времени     прошел    вал     трофейных     «штамповок»,     когда,    возвращаясь    в    45г      из    Германии,    приезжали   солдаты,    обвешанные     десятками   часов  на   обеих      руках,   а    иногда   навалом   в    вещмешках.       Дешевые,      ремонту     не    поддающиеся,     они    прошли     свой   срок,     и    их     повыкидывали,     ведь      после     войны      прошло  уже   8    лет.            Помню,  а   было    лето     1954г,    к    нам    на    базу     пришла     разнарядка    выделить   Газик     на    овощную,    но     на     нем     работал    пожилой     водитель,    который  не   хотел     ехать     в     командировку     и     нас     поменяли.    Он    сел    на    мой     Зис-150,   а    я      за    руль     его     Газ-51,              и     отправился   я    на     пару    месяцев    в     Калужскую     обл.    г.Козельск,    где      возил    зерно,    овощи,   картофель,    лазил    по     окрестным     деревням,    по     выходным    страждущим      доставлял     сено    из       леса,    естественно,    за    наличные,     и    был    весьма    доволен     жизнью.      Отпустили      оттуда     глубокой     осенью,     уже     наступили      заморозки,    но   тут,   как    всегда,   «внезапно     оказалось»,    что     не    убрана    капуста    и   меня    направили    на    прорыв,   в   распоряжение    овощной     базы.                                     И     как   то    раз     дали     наряд,   в    совхоз  ,     где-то    за     Преображенкой.   А     там,    за    площадью,    начиналось      Щелковское     шоссе,    левее  был   поселок,      а    за    ним    большое    поле,     засаженное    капустой.    И    я    на   своем     Газике    ползал   по    обочине,  пока     рабочие  набирали    вилки     в     корзины,    и     потом   вываливали    их  в   кузов   машины.     Вдруг  где  то     сзади   раздались  крики,  за   кем   то  гнались  и..   внезапно    на    подножку   вскакивает    парень   и   сует   мне    в   лицо   нож   и     кричит,   «Вперед,…иначе    порешу»   и  я    нутром    понимаю,    что  в   любой  момент  может   пырнуть   и   изуродовать    на    всю     жизнь.      Я    включаю   передачу   и  трогаюсь,    а    он   командует,   «Быстрее,   направо,   в    переулок, ….тут   тормози…  и   убегает,   ио   напоследок    сдернул    часы.    А   они     на    левой    руке,   на    дешевом    ремешке,   и    пока    крутил    руль,     мелькали   у    него    перед    глазами   и    было   бы    глупо  ему   их    не    сдернуть....  «семь  бед-  один    ответ».    Потом     возвращаюсь,   а    там     суматоха,     оказывается   это   вор,   забрался     в    дом,   его   застали,    и…  началась  погоня..   Понабились   люди     в     машину    и     поехали     в    милицию.     Там     сняли   с   нас    показания,      и     все    затихло.    Но,   через    пару    недель    меня     вызывают    в      отделение  на    очную    ставку.    И    передо     мной     трое    парней,   и    я    сразу   же   его    узнал  и   указал..   «вот    этот»     Расписался    в   протоколе,    и   тут    меня     обрадовали,  «ваши   часы     нашлись».    Вот    чего   не    упомню,     их    мне    сразу   же    отдали,     или      пришлось   еще    раз     приезжать      за   ними.    И    вот,    эти     самые    многострадальные     часы    я    и     подарил     Андрею    Сидорову.   

Но     возвращаясь    к     Жагину,    добрался     я    до     него  очень     просто,       на     электричке    до    Каланчевки,     и,    там,    с    Казанского     сел   на     автобус    до     Бронниц.  И   вот,    через   Люберцы,   миновали     поворот   на    Жуковский,   затем   поселок   Октябрьский,    минуя   поворот   на   Мячково   и   перевалив   через   мост   остановка   Чулково,   его    деревня .    Спросил,     где   они    живут  и     оказалось,     довольно     далеко,     в     Михайловской     слободе.   Почти     добрался,    соседка    попалась     словоохотливая,    «а   вы    к    кому»,-  да    к     Вите    Жагину,     и    тут    она     меня   и     огорошила, ..»Дак   ведь    он     умер»,    «Как    умер,»     у   меня     от     неожиданности     все      оборвалось.   «Дак     еще     два   года    назад,,   и     тут   же,     «Вот    их     дом,    видите».                                                                                                           Я    стою,    а    в   голове    сумбур, «надо     разворачиваться,…еще    будут      меня     винить,…сейчас    ты   получишь      от     ворот     поворот,    да    еще    вдогонку     херов    натолкают,….что,   они   не    знают,    как   мы    там    квасили»,    и    тут    же,   картинка    сменилась,  «чушь,  он   же    сам    давал    прочитывать   свои    письма,   ошибки    исправлять,    и    там,    кроме    общих    слов    да     приветов    родне    ничего   не    было,…и…  проделать     такой    путь».. ..   да   не  зайти.                                                                                                   Дома   был   какой-то  его  родственник,…объяснился,    через    пару     минут     пришла     его    жена,    довольно     миловидная    женщина,   видно     была    на    огороде,    потом   ещё  супружеская     пара.     Начали    собирать   на    стол,    помидорчики,   огурчики.     Я    вручил     цветы,   и      потом,   вытащил     бутылку,   и    мы    помянули    Витю.     Что-то    рассказывал   о    нашем     житье,   бытье.      Пробыл    там    около    часа,    и    меня    проводили      на    остановку    автобуса,     другую,   гораздо     ближе    к    их     дому.       Так         что     подробности    о    последних      его     годах    я     так   и    не    узнал.            Спустя,     пожалуй,     лет      пять,    когда     работал    во    2ом      ТМП,    меня      кто-то     надоумил,    что     весной,     на     обычной     редиске,    можно     поиметь    далеко   не    лишнюю     денежку,     но    только    для     этого   надо  «меньше    спать».       И      постепенно     я    в   это    дело    втянулся.      В   течение    нескольких     лет,     в     апреле---мае,     брал    график    выезда  в   полдень,   позже     обычного.                      Днем,   работая    в    городе,   набирал    план,     а    ночью     брал     курс    на      Рязанское    шоссе,     в    уже   мне    знакомое    Чулково,   где   нас    поджидали.     Многие   в      деревне     держали    парники    под     пленкой,    где     выращивали     раннюю    редиску    и    при     том     дефиците     свежих     овощей,    который    испытывал     огромный    город,     она     шла    на     рынках     нарасхват.   В   этих    семьях,    вечером,   объявлялся    общий      аврал ,    набивали     редисом     мешки,     и    выставляли    их    перед     домом.      К    часу    или      двум    подъезжали      таксисты,    нагружались,    и     направлялись   на      близлежащие    рынки,      Ждановский,      Авиамоторный,    но    чаще      всего    на    Рогожский.      И     тут     были     свои      хитрости, …..    если     продавцы      попадали   на   рынок     первыми,    то    занимали    хлебные     места,  потому     их     не    надо     было     уговаривать,     они    сами    нас    искали,    естественно,    к    взаимной     выгоде.      И    я     в    ентом         деле    замешан,     сшибал     свои    рублики.     Правда,    забыл   какой      тогда   был    тариф     за   мешок,   но    было    очень     выгодно,    да     еще   иногда     успевал    делать    две    ходки.                 
Обычно    в     машину    набивали     мешки     двух     хозяек,  ведь    у   каждой    их     было    по    6-8      штук,    и     хоть     редис      сам     по     себе     не     тяжелый,    но   ведь  совали   до   крыши….    даже    не    выдерживали     рессоры,  машина     оседала,     и    скреблась      днищем    об    асфальт.      И    мы,     наученные    опытом,     ставили        на    рессоры      дополнительно     еще    подкоренной    лист.     И    вот,    когда    возвращаешься    в   Москву   на   рассвете  и  чтоб    не   задремать     начинаешь     разговор    «за     жизнь».       Среди    моих     клиентов       были      деревенские,     которые     знали        Жагиных,..    там    их     несколько    семей.      Вот   они   то    и    рассказали       мне   его      историю,      впрочем,   не      блещущую       оригинальностью     и    умещающая      в    коротком      слове,      «спился».                                                     Сначала    устроился     водителем    в       Жуковском.       Там,    на     разных       фирмах,     Сухого,    Ильюшина   и   др.      работали     многие     из    его     соседей,      и     оттуда       за     ними,    в  Чулково    приезжали      ведомственные      автобусы.       А     на    фирме    строго,    пару   раз   запашок,   получи     строгач,     а    потом    за      прогул -   выкинули.     Взяли     шофером    в     местный     совхоз,    и,      как     сказали,     «держался    там    пару    лет»,     пока   его   на     трассе    пьяным    не     остановили     гаишники    и     лишили     прав.    И    последнее    пристанище   ,    в    общем   то     порядочного,     безгрешного    человека,   соседа    по     общаге,    так     часто    делящего     пополам    последний     кусок      со    мной,     была       совхозная        котельная,    где       его    устроили      кочегаром,   и     там     его    и     нашли    …однажды,  ...под    утро, .. мертвым.

Отредактировал иг28 (2012-05-29 10:23:09)

Offline

 

#2 2012-06-01 11:51:24

иг28
Member
Зарегистрирован: 2011-08-31
Сообщений: 155

Re: Всякая всячина

http://chertanoved.msk.ru/forum/uploads/151_54.jpg

                                                                                                                                                                                                                     Севастополь 15  января   1950г.          4-ая  Бастионная  д.30  "Б" 
Вместе с  Анатолием Коричкиным.   Беднягу  Махно замучили  фурункулы.. 
от  перемены  погоды..  И  у  меня  до  сих  пор,  на лице  от  них...отметины.
Снимал Петька-плотник

Offline

 

#3 2012-06-01 11:59:34

иг28
Member
Зарегистрирован: 2011-08-31
Сообщений: 155

Re: Всякая всячина

http://chertanoved.msk.ru/forum/uploads/151_52.jpg

Севастополь  5  мая  1950г  Вместе  с   Анреем  Сидоровым
Вот  уж с  кем,  пуд  соли  съел.  А  сколько  выпил!

Offline

 

#4 2012-06-02 14:54:00

иг28
Member
Зарегистрирован: 2011-08-31
Сообщений: 155

Re: Всякая всячина

http://chertanoved.msk.ru/forum/uploads/151_02.jpg

Севастополь  28  января  1951 г.  Я  с  Виктором  Жагиным (справа).   
Снят  дешёвеньким "Любителем" ;  была  такая  простенькая  камера.                                                                                                      Говорят,  что  и  "Сменой"  можно  делать блестящие  снимки,  но ...
вот  результат.  Хреновый  из  меня  фотограф..

Offline

 

#5 2012-07-04 14:34:02

иг28
Member
Зарегистрирован: 2011-08-31
Сообщений: 155

Re: Всякая всячина

Г. Шпаликов
По несчастью или к счастью истина проста:
Никогда не возвращайся в прежние места.
Даже если пепелище выглядит вполне,
Не найти того, что ищем, ни тебе, ни мне.

                                                           
   
Не  была   старинная    московская  улица   Домниковка   моей   любимой   улицей.  Ею   всегда,  ещё   была  Сретенка.   Ещё  с   лета  38г,  когда    приехали   на  Курский  вокзал   и   сразу  же,   поехали   к    сестре  отца,  что  там  проживала.      И   спустя  пару  лет,   когда    отец    построил   дом   на    Красном   Строителе,    мы    по   субботам     регулярно    ездили   в   баню.    Брали    мочалки,    мыло,    сменку    белья,   и   на    электричку.   На    Курском     на   троллейбус   Б    или    10,   и    на   …  Самотеки.     Были   там    бани    2   разряда,   дешевые ;   мать  на   женскую,    а   отец   вел    нас  пацанов,    на    мужскую    половину.    Затем,    не    спеша,    поднимались   вверх,   по  Садовому   кольцу,    мимо   к-т  Форум,    заворачивали   на   Сретенку,    и …  вот    он,    Даев  пер.  дом №..  на   3й    этаж,   и    направо,   на   дверях,  звонок..   и    вот,    они,    такие   родные    лица….К  нашему   приходу   готовилась    гора    пирожков,    и    мы,   проголодавшиеся,      после    бани  на    них    накидывались.   И   всегда,    несмотря    на    наши    протесты,   на   дорожку   нам    совали    кулек    с    пирожками…. ,   и   действительно,      бабушка       так  была   нам   искренне    рада,     видеть     каждую    неделю   родного    сына    со    внуками.   И   тетю    Фаню    я   всю    жизнь    вспоминаю   с   благодарностью.     Она   нам     нищим,   всегда    нуждавшимся,   чем    могла,    всегда    помогала,    и    у   нее    мы    прожили    зиму    1943-44г,    когда  приехали    из    Тетюшей,   где   были   в   эвакуаций….,   ведь     поселиться    в   промерзшем    доме, у    нас,     на    Красном ,  без    дров,   да   и   без    денег    было    равносильно    самоубийству.                                                                               
Но  почему  мне  вдруг  вспомнилась   Домниковка,  хотя  в   50-е ,  по  работе,   часто    приходилось  заезжать  на  склады,   где-то  в  середине  улицы.
Наверно оттого,  что   нас  с  отцом,   с  разницей  6  лет  сажали  на  казённое  довольствие  именно   на   Домниковке.  И  если  для  меня  это  закончилось  только  ночёвкой  в  обезъяннике,   то     бате  пришлось  отсидеть   месяц-полтора?   Точно  до  сих  пор  сам  не  знаю,  хотя  писал  запросы  во  все  архивы,   и  в  ФСБ  и  в  РГВА.

Offline

 

#6 2012-07-04 14:51:03

иг28
Member
Зарегистрирован: 2011-08-31
Сообщений: 155

Re: Всякая всячина

Из  записей..

ЗИНОВИЙ.        Расскажи,   Гриша,    как    там    было,    в    Тетюшах                                                                                                           ГРИША   Вот   об    этом    я   могу    рассказать.    Я    сидел   на  земле,    с      мальчишками,    босые,    голодранцы   был.,  и    вдруг   слышу  « Вы      не    знаете,    ребята,  Галутины,     где  живут»    Я   оглядываюсь…    отец….   мы    с   ним    обнялись,   я   прямо    заплакал,    и    привёл   его     домой.                                             НИНА      А   вот в  Тетюшах,  как   вы   сначала,  с   мамой,    было   голодно?                          ИОСИФ    Нас  в    41-ом,    сначала   там   не   оставили,    послали    ближе   к   Буинску,   это   по    железной    дороге,   на   правой   стороне   Волги.      Помню,    как   мы   жили  в   какой-то    деревне,   в   деревянном   доме,    старом,   видно,    давно    брошенном.      В   этом    доме   было   полно    мокриц,    не   тараканов,   а    мокриц.     И  когда   печь   растапливали,    они    бежали   в   стороны…  тысячами.    Да,    повидимому      там   была    страшная    сырость.   И   мы   там  чуть   не   угорели,    наверное,    все    щели    закрыли,   чтоб    тепло   не   уходило,  и   чуть   не   отдали   богу    душу.  Была  в   деревне   школа,   и..   нас    там    подкармливали.     Давали    краюху   хлеба,   а   вот,   с   чем… всему   классу.   И   я    почему-то    сперва   отказывался…  чокнутый   был,   что  ли,   не   хотел   показывать,    что    я   голодный,…..   гордый    был.       Да   и   по   большому   счёту   мы  и   не   голодали,    хотя   мяса   и    жиров   не   было   и   в   помине.    В   деревне   были   овощи,    а   когда    перебрались   в    Тетюши,   позднее,    то ….       каждый   день    на   обед,   а   то   и  на   ужин    варили    тыкву.    Почему-то    картошка   была   дорогая,   а    этой   тыквы—завались.  Дармовая   была..  и   мать   наваривала   огромную    кастрюлю,  и    встаёшь    из-за   стола,  вроде    бы    слопал   две    тарелки,   в   животе    тяжесть,    а   кушать   всё   равно   хочется.   Как   то   возвращался   с    ребятами,   уже   ночью,   и…   понял,   ничего   не   вижу,   ни    зги,    луна   светит,   а    они   смеются… Ты  чего,  говорят,..  притворяешься…,  а   я    боюсь    ступить.      Потом     сказали,   что    это    куриная   слепота,    от   недостатка    витаминов.    Мать   где-то    достала    рыбий   жир,   и   я   им   давился…  и    прошла,    эта    слепота.   И   я   ещё   наловчился   бегать   на   пристань,   встречать   пароходы.   И   помогал    чемоданы    тащить,  и   мне   за   это   платили….  Тетюши    ведь    на   правом,   обрывистом   берегу   Волги,   и  вверх,   по   лестнице   там,    не  меньше    700,   а   может,    800   ступенек,  и   иногда    давали  хлеб,  как-то  получил  целую  буханку.    А   потом,   я   сдружился    с    местными   ребятами…    братьями…  Борис,    постарше  и    Олег.   Жили    они    богато,    у     них    была   лодка,   и   я   научился  грести  и   неплохо.     Переплывали   мы   на   левую,    низменную   сторону   Волги,    и   там   рыбачили.    Там    заливные    озёра,     и   мы   их   проходили   бреднем.  Было   много   щук,    видно,    они    всю    молодь     пожирали,   и  потом,   когда   голодные…                                                                                                                                              НИНА       А     ты     домой       приносил?                                                                     ИОСИФ        Конечно,    всё    было   по   честному,    мне  ребята   треть   отдавали.     Но    всё  это   было   в   42-43,   а   тогда,   в   деревне,   в   эту   зиму   41-го…нам   досталось,  хотя,     с   осени,   мы   заготовили   несколько   вёдер    грибов.    Там,   недалеко    был   лес    глухой,   и   полно   там    груздей.   И   вот   говорят,    хоть   косой   коси,   и   все    думают,   что…обыкновенный    трёп…   а   я  сам   видел  там,   правда,   раза   три   в   жизни.   И   ежевики  было   много, да   и    малины….   мы   объедались……                                                                                         




НИНА        Обожди,    обожди,   отец   пришёл,   сколько   он   пробыл?                        ИОСИФ       По  моему,    месяца    два,    три.    Вот    считай,    приехал    он   в  марте,    а может    в   начале    апреля,   а    в   июне,   кажется,    8-го,   ему   опять     повестка   пришла.             Он    рассказывал….    попал    в   окружение,   и   когда   они   выходили,   то     попал    в   плен  к   немцам,   но    он  уже   знал,   что   они    евреев   расстреливают.     И   ему   повезло,   что   они    ещё   не   разобрались,   не   произвели    проверку,   и   ему   удалось    бежать.     Он   пробыл   на  сборном    пункте    день   или    два,     это    был    ещё   не   лагерь.   И    вот,    он   бродил   по   лесам,   скрываясь   от   людей,  а   ведь   это   была    зима,    страшные    морозы    41-го.   И    он    рассказывал,    набрёл    где-то   на   Смоленщине    на   глухой    хуторок,   постучался   в   какой-то     дом.     Открыла   женщина..                                                           НИНА     Так   он   пошёл    в    ополчение?                                                                              ИОСИФ     Конечно,    добровольцем,    от   ф-ки    Гален—Москва……    все    шли….   Там    же   бродили   по   лесам    сотни    тысяч…,  какой   Сталинград..                 похлеще    там     было,   вот,    постучал…открыла   женщина,   и   он   попросил    поесть,    говорит…»   я    помогу,   отработаю».     Она   дала    ему   колун,    подвела   к    сараю   и     говорит,  «    наколи-ка     дров»    И   вот,  он     рассказывал…   я   замахнулся…    и    вместе   с    колуном    на   поленницу   и     завалился,    так   видно,    ослаб.   Она   дала   ему   поесть,  и   он   остался,   и    жил    в   ее   доме    месяца    два,    а     то   и    три.       Не   знаю,   может    между   ними    что-то    и   было,    ведь    всех   мужиков    брали   подчистую,   и   ее   муж,  конечно,   был  в   армии.      А     там,   видно,    когда    началось   наше    наступление   в   конце   41-го,    и    фронт   стал    поближе,    он    сумел    выйти   к    своим.   И   его   проверяли,    сначала,    видно,   на    фронте,    а   потом,   на    Домниковке.     После    его    послали   в    Шатуру,    на    заготовку    торфа.   И   есть    снимок…он   там,    худой,    заросший.                         Потом    его  списали,   как   нестроевого,   и   он   приехал  к    нам.    Было   это   конец    марта,   кажется,  и   пробыл    с    нами   до   июня.   И,   как    только    он    приехал,    устроился    на   работу,   на   хлебозавод,  и    сразу    жизнь    стала   полегче.                                                                                                            НИНА     А   ты    откуда   знаешь?                                                                                               ЗИНОВИЙ..     Я   знаю,   я   же   вёл   переписку.   Получил   письмо,    что   отец   приехал…  в    это   время    я    ещё   жил   в   Челябинске.      Помню,    что        когда    началась    война,    пошли   эти    собрания…»защищать    родину»,   и     отец    первым    на    ф-ке    Гален-Москва   записался   в   ополчение,   и   нам    ничего    об   этом    не   сказал,   и   когда   пришла   ему    повестка,    для    нас     это   было   неожиданностью.      Он  собрал    вещмешок,   и   только   потом,    открыл    тайну,    что    уходит   в   ополчение.   Потом,  мама    сказала,   что   предлагают    эвакуироваться…    тогда   немец   подходил   к   Москве….. мама   со    мной    советовалась,  что    делать,   она   не   хотела   меня   бросать,   и    я    сказал,  « Уезжай,  а  я   остаюсь».                                                                                                    ИОСИФ     Когда   подали    состав,   то    как   обычно,   где-то   далеко,  на  других путях..   народ    хлынул,    бежали,    началась    суматоха,   и   лезли,    чтоб    не   обходить,    под   вагонами.   А   у   меня   в   руках  …. были   чемодан    и     машинка    Зингера.    И   тут,     какой-то   парень   рядом, … дай,    помогу,    и….как   под     вагон   сиганул.     Все   стали   кричать….,   а   куда    там,    его   и   след    простыл..    И    мама,    потом,    пока    ехали,    всё    причитала, «   Ой,    моя   машинка,    ой     моя     машинка»     Да,   это   была    такая    ценность….                                                                                                                               НИНА     У   вас    машинку    украли,    а    у   нас    кровать    зингеровскую,     такая,       мягкая,     с     сеткой.   Ну  хорошо,  что  ты  помнишь  о   бабушке?                                                                                                                         ИОСИФ    Очень    мало,    практически   ничего.    До   войны,    когда   мы     обычно,    после   бани   к   ним,   на    Сретенку     захаживали,   она,   вечно   в   переднике,    жарила    нам   пирожки.    И   казалось,    она    была   немножко    забитая,  тетя    Фаня   всем   командовала.  И   она  так   была   нам  рада,   и   отцу,    и   нам,   ребятам…  не   знала,    как   нам    угодить,    буквально   расцветала.                                                                                                                                    НИНА     А   про   деда,    там    что…  никогда   разговоров   не    было?                      ИОСИФ     А   что   про  него…   он    ведь    умер…   ещё   в   начале   века,     то  ли   в    907,  то   ли  в   908г……….                                                                                                   ВСЁ…. Дальше    приветы   Оли  к   нам,    и   к   земле   обетованной,    и               плёнка    обрывается………………………………………………………………

Offline

 

#7 2012-07-08 10:20:51

иг28
Member
Зарегистрирован: 2011-08-31
Сообщений: 155

Re: Всякая всячина

А   ведь   отец     рассказывал     и   о   лагере,    и   о    допросах  в     фильтрационном      пункте     в    школе,     на    Домниковке,   где  его  допрашивали,                                                                                    но   видимо,    мне    это   было   неинтересно,    раз   не   оставило    следа   в    моей    памяти.    Сохранилась     открытка   от  19   февраля  1942г,   в   которой,    обращаясь   к    соседке    тёти    Фани,   отец     пишет «    Я   брат   Фани   Марковны,   пришедший   из    окружения,    не    нашел     здесь   ни   свою    семью,    и   никого   из   родных………..     Очень     прошу   Вас,    если      возможно,     достаньте     несколько   марок   для     писем,    открытки,    и    немного    хлебных    сухарей.    Я  хорошо  заплачу…. «

Offline

 

#8 2012-07-08 10:40:59

иг28
Member
Зарегистрирован: 2011-08-31
Сообщений: 155

Re: Всякая всячина

http://chertanoved.msk.ru/forum/uploads/151_36_eciaiaiiay_aeey_oidoia.jpg

Offline

 

#9 2012-07-08 10:42:50

иг28
Member
Зарегистрирован: 2011-08-31
Сообщений: 155

Re: Всякая всячина

Передать   мне   можно   по     адресу…..»                                                                                               Не    знаю,    получил   ли      тогда   эту  передачу   отец,   ведь    там    рядом;    от    Сретенки   до   середины   Домниковки,   где    стояла    265    школа,    от  силы  мин. 15    ходу.    Как   же   он   там    доходил,    если    у    едва    знакомых     людей,    он   человек  гордый,   знающий    себе    цену,   просит   помощи.     Мы    знаем,      как    встречала   родина  солдат,    чудом     спасшихся    из   плена……  арестами,     долгими   проверками  в    Смерше,   и   …..во   искупление   их   вины,   зачислением   в    штрафбаты.                                                                                                                                                                                                         А     ведь  и  его   могли,…..   и   надо    благодарить    судьбу,    что   туда     не   упекли,    а   списали…  и    направили      на    заготовку     торфа,    в      Шатуру.     Видно    дали     пару    дней    отпуска,     и   он    мечется…куда    идти..  к   Арбату,   на    Калашный,   но    его   сестра,    Анна   Марковна    в    эвакуации,   да  и   на   Сретенке…,   там…  чужие    люди,   и    он    садится  в   электричку…  и   едет   на    Красный,   проведать,    не    сгорел   ли  наш   дом,    в    который    он     вложил    полжизни.     А   там   снега    до   окон,   всё   занесло,  дом    заледенел,     и   он,    по    расчищенной   дорожке    идет   на    дымок    к   соседу.    И   после   войны,   и    в     90-ые,   когда    светлой   памяти   Николая   Андреевича   и    Марии   Романовны   Хитрецовых    уже   не   стало,    их    дочь   Надя     вспоминала  «    Я  была   дома   и    увидела  в  окно…кто-то   идёт..  Открыла… и  не  узнала..  и   вдруг  мама  воскликнула!..  батюшки  светы … Вениамин   Маркович….  Заросший,   в  свалявшейся   одежде,   в   опорках    стоит   человек….     Нагрели    в   печи    воду,    и   в   тазу   мы    его    отмывали.. долго…    А  потом  переодели ,    благо    у   отца    не    последнее….. накормили   …а    всю  его    одежду  мы    сожгли,    от   греха     подальше….   два   дня    был  у  нас,   никак   не   мог   наесться »        Изумительные  это    были    люди …  .Николай  Андреевич   был  прекрасным  человеком.    Да  и     Марья   Романовна…добрейшая   женщина,   трудяга.   Большая,   счастливая    семья,    ведь   кроме   Нади,   было   у   них    двое    парней,    Володя   22г   и   Коля   26г  рождения.     И   вот…наступило   то    воскресное    утро    июня 41-го.  Обеих    ребят     тут    же  призвали.   Старший,    Володя   пропал    без   вести  в    феврале  1943.,  а   Николай   вернулся,  без    ноги .  Работал   в   Царицыно   часовщиком,   потом   женился,    детей  не   было.  Не   знаю,  вроде  бы  на  протезе  его  хромота   и   не  особенно    бросалась   в  глаза,   но  видно,    чувствовал   себя    изгоем,    начал    поддавать,   и    рано   ушел    на   тот   свет.   И   так   уж  в   их   семье   сложилась,…    родители   надолго    пережили   своих    сыновей.                                             
  …………………………………………………………………………………………

А  отец,   по  предписанию   едет  в  Шатуру,  на  торфоразработки.    Там,  в  посёлке  Долгуши   его  определят  в  барак,  дадут   койку  и    он  вкалывает ,  как   все  чернорабочим.   И  оттуда,   4  марта  1942  он  пишет  открытку  нашему  соседу..  «…..прошу  переслать  мне  письма,   а  также забить  дощечками  окна  в   нашем  доме  со  стороны  уборной».  Хоть  и  брать  там нечего,  но   сердце  то  болит ;   а  вдруг  заберётся  бродяга   и   пожар  устроит..

Offline

 

#10 2012-07-08 10:47:59

иг28
Member
Зарегистрирован: 2011-08-31
Сообщений: 155

Re: Всякая всячина

http://chertanoved.msk.ru/forum/uploads/151_22.jpg

Offline

 

#11 2012-07-08 10:51:12

иг28
Member
Зарегистрирован: 2011-08-31
Сообщений: 155

Re: Всякая всячина

И   наш  сосед , Алексей  Михайлович,  за  что  ему были   всегда   благодарны  это   сделал…  Помнится,  когда  весной  1944  мы  приехали  в   наш   промёрзший  за   три  зимы  дом,  то  мне   пришлось  сбивать  планки  не  только  с   фасада,   а   со  всех  окон..


А  что  же  случилось  в  Шатуре,  почему  его  списали  и   отпустили  насовсем  и  он  в   конце  марта  42  приехал  к  нам,   в  Тетюши,  в  этот  волжский  городок,   куда   нас  эвакуировали.  Единственное,  что  приходит  в  голову;  был  настолько  слаб   и истощён,  что  попал  в  больницу   и   оттуда,  его,  уже  47-летнего    комиссовали …

 


А   когда  через  пару  месяцев,   в    Тетюшах,     вот    это  помню,     мы    прощались,        я   стоял      на    дебаркадере,     и    отец,       прежде     чем     шагнуть     на    сходни      парохода    вручил    мне    ножичек,  складной,   и    сказал …  « держи.....на    память,  … маму      береги»,    а    в    голове   почти,   14-и -  летнего       оболтуса    было   другое…,   завтрашняя   рыбалка .       И    было     это   8июня    1942г,…..    их,   вновь    призванных,      дюжину    нестроевиков,   направили   вверх    по     Волге,   в   Н  Услон,   около   Казани,   где    формировалась    их    часть.

Offline

 

#12 2012-07-08 11:27:35

иг28
Member
Зарегистрирован: 2011-08-31
Сообщений: 155

Re: Всякая всячина

http://chertanoved.msk.ru/forum/uploads/151_daeaiaieiiao_oaothoe_eciaiaiiay_aeey_oidoia.jpg

Offline

 

#13 2012-07-08 11:30:06

иг28
Member
Зарегистрирован: 2011-08-31
Сообщений: 155

Re: Всякая всячина

Посмотрел   в   интернете ;  в   то  время    наши   попали  в   окружение  под  Харьковом  и  немцы  шли  на  Ростов  и   видимо,   прошла  депеша   по  военкоматам   брать   всех   подряд.   И   вот,  ... молодых  то  не  осталось   и  они  рассылают  повестки  нестроевикам  из    запаса;   и  четверо  из  них   аж   с  1895 г,  а  наш  отец,  что  видимо  было  редкостью,  был  призван  во  второй  раз.



И  в  Н.Услоне  ему   повезло;    видно  из  м.н.с.  не  нашли  более  грамотных     и   его  назначили    зав.    столовой    комсостава    транспортной   роты  с.п.   и   это  видно   из  дат  на   фотокарточках.

Offline

 

#14 2012-07-08 11:42:03

иг28
Member
Зарегистрирован: 2011-08-31
Сообщений: 155

Re: Всякая всячина

http://chertanoved.msk.ru/forum/uploads/151_060.jpg

Обслуживающий   персонал   столовой 
комсостава    1028  с.п.
1. слева     Павлик ………………. повар
2…….         Надья    ……………  официантка
3. вверху   Аганезов ………….….старший  повар
4.  зав. столовой
5.                 Фаина……………… официантка
6.            Ваня  Сутонин…………   пом.  повара
8. 7.42г…

Offline

 

#15 2012-07-08 11:52:13

иг28
Member
Зарегистрирован: 2011-08-31
Сообщений: 155

Re: Всякая всячина

Но  эта    идиллия    быстро    закончилась,   так   как   случилась    какая-то    перетрубация,     и     их     часть      отправили    на    село....     он   в    письме   от    22   июля    сообщает,    что   «работаю   на      уборке   хлебов,    и   жду   отправки   на    фронт,   как   ждал    ещё     месяц    назад»    И    дальше    любопытный    пассаж    «   письмо     твоё   из      Н.Услона    получил,    я   очень   рад,   что   поехала,…. Теперь    ты   немного       ознакомилась   с   моей   прежней   работой.     Я    ведь   из   Казани   в    Н. Услон   ходил    постоянно   пешком…   Пиши,    дорогая   о    твоём    путешествии    по   району»                                                                                                                               Значит,   мама    ездила   в   Н.Услон,   а   это   пригород   Казани…                                                Бросить    детей   и   уехать   к   нему,  зная,  что   его   на    месте   нет,   ведь    к   тому     времени      его    отправили    на    уборочную ,  и     как  он   пишет,   «работаю  то   накидальщиком,   то  возле   молотилки»…….  А     зачем? Единственное       объяснение,   что    мне   пришло  в    голову, …….    отец  за     время    работы    в    столовой     сумел     сделать   запас   продуктов.    И   он    прислал   весточку    маме,     и   она    ездила    к   его   хозяйке,    где  он   был   на    постое,   и    забрала  этот   вещмешок  или  рюкзак.      Потому  то   он    и    пишет    нейтральную    фразу,    « я   рад,   что   ты   поехала   и    ознакомилась    с    моей    прежней   работой»,  чтоб   ни  военная  цензура,  ни   кто-то  посторонний  об    этом  не  пронюхали.    И   как   она   туда   добиралась,    конечно,   на   пароходе   вверх   по    Волге,    ведь    другого   сообщения   не   было..   И   у   меня   это   выпало  из  памяти...  совершенно.

Offline

 

#16 2012-07-08 11:58:50

иг28
Member
Зарегистрирован: 2011-08-31
Сообщений: 155

Re: Всякая всячина

http://chertanoved.msk.ru/forum/uploads/151_03_2.jpg

А  потом  мы   получили  от  8  августа   ещё   открытку  и  ещё  письмо - квадратик  из  свёрнутого  листа  от  28  августа

Offline

 

#17 2012-07-08 13:12:52

иг28
Member
Зарегистрирован: 2011-08-31
Сообщений: 155

Re: Всякая всячина

И  когда  их  часть,  в  Казани   погрузили  на  пароход  и  они  двинулись  вниз  по  Волге ,  к  Сталинграду ?  И   о  чём  думал  наш  отец,   когда  спустя  несколько  часов   показались  по  правому  борту  Тетюши  и    он   смотрел  на  пристань  с  длинной  лестницей,  уходящей   зигзагами  вверх  на  крутую гору,  на  теряющиеся    среди  зелени  постройки,  где   его  близкие,  не  подозревая,  что  он  находится  где-то  рядом,  занимались  обычными  делами ?   Вот  же  он,   край  обрыва,  где  в  м. 100  от  него   стоит    дом, где  живёт  его  семья.   Но  пароход  плывёт   и   это  видение  постепенно  исчезает.   Когда  это  было,  … в  конце  августа,  то  ли  в  начале  сентября ?     
  А    последняя  открытка  пришла  от   8 сентября,  в  которой  он  писал                             « Милая,  дорогая  Рахиль  и  милые  дети  пишу  с  фронта.  Адрес  мой  пока  не  изменился.  Видел  сегодня  Ханжина..  Он  тоже  из  Тетюшей.  Он  в  8-ой  роте,  выглядит  хорошо.  Дорогая,  не   волнуйся  и  смотри  за  детьми  и  за  собой  Пиши   открытки с  почтовым  адресом  Если  скоро  письма  от  меня не  будет, не волнуйся
Потому  что  изменяется  боевая …. ……….     (  вся  строчка  перечёркнута)
Потому  что,  если  через    …две  недели   письма  не  будет..  не  волнуйся,  дорогая.  Будь здорова    Целую крепко.   Нёма  …»

Offline

 

#18 2012-07-08 13:16:44

иг28
Member
Зарегистрирован: 2011-08-31
Сообщений: 155

Re: Всякая всячина

http://chertanoved.msk.ru/forum/uploads/151_05_1.jpg

А пришла  она  в  Казань,  судя  по  штампу  через  неделю,  13  сентября….

Offline

 

#19 2012-07-08 13:18:48

иг28
Member
Зарегистрирован: 2011-08-31
Сообщений: 155

Re: Всякая всячина

13 Сентября 1941
В этот день Великой Отечественной войны 1941-45гг. немецкие войска начали штурм Сталинграда, начались не знающие себе равных по ожесточению бои по обороне города                                                                                                               
               
Где  он  дописывал  эти  строчки,  в  блиндаже  ли,  под  разрывы   авиабомб  непрерывно  висящих  в  небе  Юнкерсов   или  в  окопе,  в  передышке  перед  налётами,  но  видимо,  в  эти  минуты,  что-то  случилось  и    хладнокровие  старого  солдата  его  покинуло; сначала  упомянул  земляка  из  Тетюшей,  а  потом..  вдруг начал  повторяться   и   наверно,  интуицией   почувствовал,  что  уж  из  этой  передряги   живым  не  выйдет ..   и  больше   чуда,  подобному  тому,  что     произошло     осенью   1941  не  случится

Offline

 

#20 2012-07-08 13:22:09

иг28
Member
Зарегистрирован: 2011-08-31
Сообщений: 155

Re: Всякая всячина

Как    отцу    удался    побег   из   лагеря….  откуда    он   узнал,    что    немцы   расстреливают    евреев,  из    листовок   ли,   из   разговоров.    Ведь    весь   его   прежний    опыт   долгой  жизни  в  колхозе  говорил ;….этого  быть   не   может,    мы    же    жили   с   ними   бок   о    бок,  работали      вместе,   наши   дети    дружили…          И  как  в   это   поверить,    и   в    один   момент    сообразить  и   решиться  на  побег….  И   потом,    после    этого    страшного   Вяземского    котла,   в   который    попали,   как    мы   теперь    знаем,  в     октябре   41-го   663    тысячи     наших    солдат, (   сейчас,   в   2010 г.  выясняется,   что   эта   цифра   фальшивая ...   их   было...  за    миллион),  и    в  том  числе   все    дивизии   народного  ополчения,   после этой    мясорубки,   когда   оставшиеся   в   живых   бродили   по   лесам   и    болотам,  выбираясь  на    восток,   ему   опять    повезло….  набрёл    где-то   в    непроходимых     дебрях    Смоленщины   на   глухой    хуторок,   где    нашел   и   кров,   и   еду.  И    мы   не   знаем   ни   названия    этой    деревни,    ни    фамилию    женщины,   что   его    приютила,   чтобы    хотя   бы,   спустя    десятилетия,    поблагодарить   их    потомков,    помянуть    ее    добрым    словом.   После  войны   мы   выживали    да   и   старший  брат,  фронтовик,   мотался  с   семьёй   по  гарнизонам   Сев.  Кавказа    и   было  не  до  того .    Но   в   70-е  годы,   когда    брат,   демобилизованный    из    армии,   военрук   организовал   в  техникуме,  где  работал  клуб  и  занялся   поиском    орденов,  не  врученных   на   передовой  и   просиживал   в   ЦАМО   днями,  если   бы,..  годами,    десятилетиями .    И  он   исследовал   боевой   путь  1-й  дивизии  народного  ополчения,  которая   формировалась  в  нашем  Ленинском  р-не;   и  именно  в  неё   был  призван   наш  отец.  Но  эта  дивизия    попала  в  окружение  и   почти   вся  была  разгромлена   и   поэтому  разрозненные факты  о  подвигах   оставшихся  в  живых     ветеранов   стали  известны  о   тех  из  них,  кто   служил   позже  октября  41-го,    в  новой,  получившей   наименование  60-й   Севско-Варшавской  стрелковой   дивизии.   
И  потому,   не  удивительно,  что  следов  нашего  отца  найти  не  удалось.   И  напрасно  я  уже  намного  позже,  в  2008  г   запрашивал    архив  РГВА  на  адмирала  Макарова

«По Вашему запросу были тщательно изучены картотеки на военнослужащих Красной Армии, проходивших   проверку в фильтрационно-проверочных пунктах на территории г. Москвы и Московской области. К сожалению, эта картотека далеко не полная – в РГВА есть сведения только на 5 фпп, находившихся в 1941 – 1942 в  указанном регионе «



Весь  массив  документов  о  фильтрационных  лагерях   был  уничтожен  ещё  в  конце 50-х.    Но   не  покидает  не проходящее чувство  вины, что  жил  в   то  время  в   Москве  и  сотни  раз  проходил  мимо  Лубянки,  где  в  архивах  ещё  пылились  эти  документы,  но   не  догадался,  не  пришло  мне  в  голову  туда  зайти,  написать  запрос.

А  потом,…  было  уже   поздно    напоминать    брату  об   отце,   о     нашем   долге   не   только   перед   его   памятью,   но    и      безвестной    его    спасительницей.             Что   же   теперь    кидать    камень      в     старшего,    в  его   сторону,    когда    он   ушёл    в   мир   иной… да    и    поминать    недобрым    словом… Оборотись    на   себя…  он    хоть    что-то    сделал,  и     немало,   а      ты,   когда    и    тебе  скоро   уходить,   только    спохватился    и   каешься,…..а    толку   то…..Что  ж    теперь   делать,   надо  с  этим …. доживать.

Offline

 

#21 2012-07-08 13:25:50

иг28
Member
Зарегистрирован: 2011-08-31
Сообщений: 155

Re: Всякая всячина

. ………………………………………………………………………………..
Из   «  Фронтовых    тетрадей «       Константина      Симонова ………….           
«Прилетел   я   в   Сталинград   в   марте   1943,   почти   тут   же   после    капитуляций   Паулюса.   На   аэродроме    меня  встретили,  дали  * Виллис   и   мы  поехали  в  штаб    фронта.   Было   морозно,  дорога   вся   обледенела,   и   легкую   машину   трясло..    Я  спросил..   «  Чего   нас  так   бросает»    Водитель,   молодой  парень   в   полушубке    произнёс...  Так  ведь   по  трупам   едем..., вмёрзли  они  в  землю».  Потом  добавил..  теперь  до  лета» 
И  среди этих  сотен  тысяч  солдат,  так и  не  похороненных  мог быть  и  наш  отец.
..........................................................................................................................................

Offline

 

#22 2012-08-16 14:18:06

иг28
Member
Зарегистрирован: 2011-08-31
Сообщений: 155

Re: Всякая всячина

После  войны (продолжение)

Жили   нищенски,   покупка   брюк   или   ботинок    было    событием    И  мы  существовали   на  пенсию   220 руб,    которую   мама  получала   за   погибшего    отца … « за  утерю  кормильца»  да  пока  учился  и  на   мою  стипендию.    А  позже,  в  1956  мать  начала  получать  пенсию  по  старости
http://chertanoved.msk.ru/forum/uploads/151_055.jpg

Offline

 

#23 2012-08-16 14:19:36

иг28
Member
Зарегистрирован: 2011-08-31
Сообщений: 155

Re: Всякая всячина

так   было   написано  в  её пенсионном    удостоверении …  и   что  нас  ещё выручало :    сдавали   меньшую   комнату   под  общежитие   работягам   с   ЗИСа, и   главное,   выручали  отличные   урожаи     картофеля,   которые  уродились  в   послевоенные   годы  и   с   нашего  участка,   и  ещё   двух   соток   перед   домом,   пока   там  не   начали   строить    школу .        Тем  и  кормились...  А  уж   об   одёжке  и  не  мечтали...  ходили   в   ватниках,  летом-    парусиновые   туфли,   а   осенью,   когда  наступали   дожди,   то   на   них   надевали   галоши,    благо    в   любом    обувном   их   было    « от пуза».    А   уж   когда  шли   проливные  дожди    и   всё   развезло,     то   выручала    кирза.    А   к    зиме,   когда   сильные  морозы,  напяливали   валенки  и  обязательно   их   подшивали     Покупали   самое   необходимое,   о    пальто   или  костюме   и  не   мечтали .   Первый  костюм  я приобрёл    намного  позже,  году  в   1951,   когда  служил  в   Севастополе.,  после  удачной  вылазки   на  Украину,   за  картошкой.
И  когда  демобилизовался  в  апреле   1952  и  начал  работать  водителем ,   то  к  зиме  пришлось  облачится  в  шинель,  которая  лежала  в  загашнике,    хотя   уже   зарабатывал   и  неплохо.    С  прежних   лет   она  была   так   мне  знакома  и   не   было  ей   износа.   Зиновий,    когда   приезжал    из   Германии  сразу  после  войны   проездом  на  Кавказ,   где  потом   служил  долгие  годы    привёз  и   эту  шинель,   и   ещё   одну  вещь,   о  которой ,  потом,   пока    жива   была   мама,  мы    старались  не  вспоминать :  огромный  отрез   шёлка   или  шерсти…  нет,   если  бы   это  была  шерсть,   то  отдали  бы   в   ателье    что-нибудь  пошить,  ведь  ходили то  оборванные.....   
Все говорят,  что   самый  большой   послевоенный  рынок,    это   Тишинский      и  думаю,    оттого,  что  продержался  он  долгие  годы.    Но  сразу  после  войны,    и  я    в   этом  уверен,  был   рынок  ещё  больше,  но  он  не  задержался     в   памяти  людской  быть  может  потому   что   его  быстро  разогнали..     И  расположен он  был   на  4-ом   км,   между   Рогожкой  и   Текстильщиками.    Как  только   сойдёшь  с  электрички,   сразу попадаешь   в   море  людей....  Там не  было    прилавков,  просто   поле,  где  собирались....  это  была   стихия... 
И  вот,   я  как-то  пришёл  вечером   домой ,   а  мама  рыдает...   кое-как  её  успокоил...  И  она  рассказала,  что  с   утра  поехала  на  этот  рынок  продать   этот  отрез.   Его  тут  же   купили,   расплатились  и   когда  она  возвратилась  домой  и захотела  деньги   вновь   пересчитать,  у  неё  потемнело  в  глазах...   внутри   нескольких  сотенных   были...    нарезанные   газеты ;  ...  ей  всучили  куклу....  И  она  долго   потом  охала  и  ахала...  почему  не   взяла  меня,   быть  может  да  если  б  поехали  вместе,  этого  не  случилось.   И   мы,  спустя  неделю,  договорились   об  этом  забыть,  и   кажется  Грише  ничего  не  сказали...... .,
И  стало  нам  полегче  где-то  с   1952,   когда  я  пришёл   из  армии  и    стал  зарабатывать,   да и  младшенький  ,   кажется,  с  полгода  поработал  грузчиком  на  моей  машине...  да,   был  такой  эпизод   в   нашей  биографии.
Но  до  этого  было  далеко,  а  тогда.,  осенью  1945,  я  всё   выбирал,  куда  податься…..

Offline

 

#24 2012-08-16 14:21:37

иг28
Member
Зарегистрирован: 2011-08-31
Сообщений: 155

Re: Всякая всячина

Ходил   в   кирзовых   сапогах,   в   ватнике,   но      осенью,   когда    поступил   в   техникум,   встал   вопрос    ребром   -не   войдёшь   же   в   аудиторию   в   кирзе.       И  тогда   мы   поднатужились  и  купили  ботинки,  кожаные  а   к  ним   галоши,   с  красной   байковой   подкладкой   ф-ки   «Кр.  Богатырь».    Уж   чего,  а   галош   в   любом    обувном    было   навалом.        И    вот,    сунешь    ботинки   в   галоши,    и   шлёпаешь   по    грязи  до  электрички.    Вышел   на   Курском,  галоши    снимаешь,    и ..  если   не   опаздываешь,    помыл   под   краном,  обтёр   газетой,  сунул в   сумку   и ...    как   порядочный,    готов   грызть   гранит  науки.      Пришлось  сдавать   экзамены.   Впрочем,    они   были   легкими,   да   и   конкурса   тогда  не   было   никакого.   И   я   стал    учащимся     Строительного    техникума    Моссовета   на    Яузской    набережной.           Утром    садишься    на   электричку,  выскакиваешь   на    Курском   и    на   трамвай   №33 ( другие   поворачивали   в   Сыромятниках   на   Андроньевку).    И    вот     трамвай    спускается к   Яузе   и    минуя    мост,  через   200м.   и   моя   остановка   на   углу   Землянки.    Но   почти   всегда   спешил,  и    даже      если   и  не   опаздывал,  то     вошло   в   привычку   прыгать   на   ходу,   чтоб   тут  же   свернуть   на    набережную.   И  вот,   как  то   раз    трамвай   разогнался,    но    всё    равно   уже  не   мог   остановиться   и   прыгнул.     И,   конечно,   не   удержался   на  ногах    и   так  шлёпнулся   о  мостовую,  что  отлёживался   на   косогоре,   на  травке   мин. 10,   и   только   тогда,  когда  очухался ,   потихоньку   побрёл   в   техникум.    Но   потом,   если   скорость    была   большая,   то   я  больше    не  рисковал.   Учился  неплохо,  даже   решение    теорем   получалось   лучше   всех   в   классе,    неплохо   разбирался   в   марках   цемента,   но  беда   пришла,   когда   началось    черчение.    Сначала  не   сдал   в   срок   один   чертёж,   второй,    всё   наслаивалось.     Меня   предупреждали,   давали   сроки,   и    кажись,   к  концу  третьего  семестра   …. меня    вышибли   и   совершенно   справедливо….  Это   выходит,  весной   1946г                                                                          Я   люблю  причитать,   что….    если  бы     была  бы  у   меня   готовальня,   то    смотришь,   стал   бы   я   заслуженным   строителем….  Но   признаться,   дело   не  в   этом,   ведь   был  у   меня   циркуль   да   рейсфедер.    Просто  к   черчению    у  меня   душа  не   лежала,   а   заставить   себя  я  не   мог,   и …..    пошло   всё       постепенно     наперекосяк,   и    остался   я   неучем    на    веки     вечные.    Жизнь   была  тяжелая,   надо   было   чем-то   заняться,   и   я   нашёл   работу   в   родной   Марьиной   роще,   в  какой-то  артели,  кажется  «Борец «            был   там   и   медником,   и   штамповщиком.    Получали     алюминиевые   панели,    американские,   и    сначала    выплавляли     из   них    олово,      потом,   резали      и     штамповали      детали   для   значков.  На   этих   панелях    были   красивые   надписи   на   английском, …..     объяснили,   что   были    это   короба   от    самолётов,   что    нам   поставляли   по   ленд-лизу.    Там   я   проработал   с  полгода,    но    надо    было   определяться.                                               Напротив   Курского   вокзала,   в   Мошковом   переулке    была   больница,  где   мама   работала    санитаркой.    Как   то   я   пришел  к  ней,   и   мы   разговорились.   Она   меня  убеждала,  что     необходимо    учиться,  а   я    упёрся    и   твердил;-   хочу   быть    шофёром.     Вот,   мол,   ты   сидишь   на   месте,   ото    всех     зависишь,   а   я   уехал   в   рейс,    и   сам   себе   хозяин…
Откуда  это    мне   пришло  в   голову,   что   тут   было   больше,      упрямства,  гонору,    а  может,    затаённое    желание    встать    на   ноги   и   ей   помогать,    не   знаю.  У   нас   сохранилась     фотография,    правда,    более   поздняя,   когда    после   армии    я   приобрёл    дешевенькую    фотокамеру  * Любитель*,   и   снял,   как   она   драит    больничное   окно,    и   какой   у   неё   при   этом  жалкий   вид.   Конечно,   понимал,   что   учиться   годами,  и   жить   на   стипендию,   это   значит,   что   ей  придётся   долгие   годы   так   вкалывать,   и   я   ничем   не   смогу    ей   помочь.     Но,   как   оказалось,    у   меня   получилась    слишком   длинная   дорога    к   постоянному    заработку.

Offline

 

#25 2012-08-16 14:25:34

иг28
Member
Зарегистрирован: 2011-08-31
Сообщений: 155

Re: Всякая всячина

Да  и   права    получить   было   не   так   просто.    Был   такой   порядок,…   от   предприятия,   которое   оплачивало   учёбу,   посылали   в   автошколу,   но   по    ее    окончанию  водитель     должен   был    там    отработать    два   года,   и   самое   существенное   для   меня,   во    время    учёбы    платили   стипендию.     И   по   объявлению  я    нашел   авиационный    завод    в   Тушине  и   там,   в   О.К.    мне   выписали    направление   в    автошколу   и       уже  через    неделю    дали     аванс.     Автошкола   помещалась    на    Петровке,     буквально   рядом    с     УГРо    и       уже   через    три   месяца,   я     сдав    экзамены,  получил    стажерку.    Теорию   я   знал   хорошо,   но   вот  с  практикой    начались    сложности,  ведь   по   правилам    надо    было,   чтоб   О.К.  в   стажёрке   указал   время,   отработанное    с    постоянным   водителем.    А   меня    определили   на    ЗИС-5   с   молчаливым    мужиком    лет   50,    который   за   руль   меня     сажал     редко   и   только    доверял    лазить   под   задний    мост.        У    ЗИС-ка     тормоза   механические,   слабые,   тросики    вытягивались,    и   я    сзади..   стоя      на    коленках,    крутил    барашки,   чтоб   их   отрегулировать.     И   его    понять   можно,  был   я   для   него    обузой.      Время   прошло,   в    ОК     сделали   запись   и   я   пошёл    сдавать   на    права.      Но   практики    не   было   совсем,   ездить   я  не   умел  и  начались   мои   мытарства.   На   полуторке  были  приколочены  скамейки,    и   нас   туда   сажали   человек   по   8-10,   и    потом   вызывали   по   списку.    Колесили    в   пределах    Садовой,…  Петровские   переулки,   Сретенка ,  Трубная,..   далеко   не   заезжали,   всё   рядом.   Вот  слышу…Галутин…сел   за   руль,    руки,   ноги    дрожат   с   непривычки…., вроде   тронулся,…еду,..   всё   хорошо…,   вдруг   команда…., « остановись», я    затормозил…, « не   сдал»… следующий….смотрю  на   инспектора    …»остановился   напротив   двора».    А   тогда   было   идиотское   правило  -   воспрещается    остановка  у    выезда   со   двора.    И   напоследок  мне…  « придешь   через   10  дней   с   квитанцией»    И   снова   в   сберкассу  с   пятнашкой,    надеясь  на   чудо.  Очередная   попытка…тронулся  вроде    нормально..  команда .. «остановись»,  я   жму   на  тормоза ..  а  гаишник,   злорадно   улыбаясь,   «придёшь ещё   раз».  и   в    ответ на  мой   немой вопрос»   остановился    на   автобусной   остановке,   ближе   20м.    от    трафарета.   Ухожу,   не  станешь   же   с  ним   спорить.     В    следующий   раз    остановились  на   подъёме…   сердце   ёкнуло…чёрт,   только   не меня…но  слышу   .Галутин… перелезаю   через   борт..,  сел   за   руль   и  чувствую….  Всё,    каранты…  и  точно..   ведь   надо   было  в   ту   же  секунду  и   включить  передачу,  и   нажать   на   акселератор,   и  главное,    с   ручника   снять.   
Что   получалось    впоследствии       автоматически,   тогда..   было  мне не   по   силам….,  \дёрнул   раз,   другой,   мотор   заглох…     и   слышу   приевшееся….  «Не  сдал»,…   и   так   я   ходил   месяца    два,   и   только   на   пятый   раз    мне     судьба   улыбнулась,      проехал     нормально    и      получил   права.      И   мне   на   заводе   дали   безхозную    ЯАЗ-6    пятитонку.   Большие   колёса,   кургузая,   в   кабину  надо    взбираться по  лесенке,  она   на    высоте,        странная    машина,   да   их   и   выпустили   то   их      мало.    Я   ползал    на   ней   по   заводу,  медленно,      со скоростью   не   больше    30 км,   возил    щебень,   песок,  и   в   Тушино    выезжал,   но   в  город,   конечно,   ни    разу,    да   и    эта   развалюха   и   не   доехала   бы,   вечно   она   ломалась.        Но   к   зиме   1947-48г      наш   гараж   перевели   на   Авиамоторную,  моя     пятитонка   осталась   догнивать,   и    я   оказался   не  у   дел.                                    Тут  в   парке   были   десятки  огромных   машин…. 20-тонные,   американские    Мак-дизель.     Стояли    сильные    морозы,    и     хоть    кипяток   и   заливали   в    радиаторы,  но   всё  равно    моторы      заводились   плохо,   и   с   утра,   чтобы   их    завести,    водители   на   этих    громадинах    таскали   друг   друга   на   буксире.              И     чтобы   себя   занять,   да   и   показать   начальству,   что   я   тоже  при   деле,     подавал   троса,   помогал   их   крепить,    бегал   с   вёдрами   за   кипятком….,   в     общем,    всячески   суетился.    А   потом,  час.   к     10,     когда   все  эти     МАКи     разъезжались   по    объектам,   я   намёрзшись,     забирался   в   котельную  и   ошивался   около   тёплых    батарей.    Потом   получал   талончик   на   обед,    шёл   с   столовую,    кушал…..   и    уходил    домой.  На  этих   машинах  работали  закаленные  мужики, прекрасно зарабатывали,   и  тратить   время   и    возиться   со  стажёром,   чтоб     его    натаскивать,   никто   не   хотел,   а    болтаться по   двору   за    талон    мне   надоело  и   я    оттуда    убёг,   по   моему,   в    феврале    1948г

Offline

 

Отдел колонтитула

Powered by PunBB 1.2.14
© Copyright 2002–2005 Rickard Andersson